ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный журнал литературы, искусства и жизни
Выходит во второй понедельник месяца


2/2008 (42) (11.02.2008, Тарту)


ДАНИЛ ФАЙЗОВ В ПОИСКАХ КУРАТОРСКОЙ ИСТИНЫ И ПОЭТИЧЕСКОГО РАЯ

Редактор «Новых облаков» Игорь Котюх побеседовал с поэтом и культуртрегером Данилом Файзовым (Москва) об устройстве литературного процесса в России и о некоторых чертах поэзии гостя.

Игорь Котюх: Данил, ты известен как поэт и участник своеобразной продюсерской группы «Культурная инициатива», устраивающей многочисленные литературные мероприятия в Москве и за ее пределами. Тебя обижает, если коллеги-поэты видят в тебе, прежде всего, успешного литературтрегера, контактное лицо, решающее вопросы практического характера, и только потом – поэта?

Данил Файзов: Ну что я могу сказать, конечно, обидно. Вообще в этом вопросе две стороны, с одной – да, я для многих являюсь в первую очередь куратором (а если говорить о стихах – выскочкой, идущим в литературу с черного хода). С другой – литературная программа, которой я занимаюсь, помогает мне держаться в тонусе. Перед тем как заняться литпрограммой, я не писал несколько лет. Постоянное общение с литераторами подпитывает, дает новые стимулы.
Не знаю точно чего стоят мои тексты, но если говорить о самомнении, все же есть ряд людей, оценка которых мне чрезвычайно важна. И если они оценивают мои тексты в той или иной степени положительно, я испытываю чувство удовлетворения.
Но вообще я достаточно четко понял для себя важную вещь (после публикации первой подборки в «Новом Мире») – главное не публикации, книги и выступления, которые тоже, в общем-то необходимы, а сами тексты, и главная задача автора – это работа над ними. Прости, если говорю банальности.

В твоей биографии поэта есть немало интересного. Например, ты окончил Литературный институт им. Горького – вопреки мнению, что подобное обучение может повредить индивидуальному языку поэта. Что делать с этим мифом? Доволен ли ты полученным образованием?

Ну как сказать... Образованием, наверное недоволен, но, с другой стороны, Лит – это заведение, не учащее, по сути, филологии или чему еще. Это заведение, в котором учатся жизни, то есть можно пять лет пить пиво на Тверском бульваре и быть при этом умным и образованным человеком, а можно посетить все лекции и написать все конспекты, но не представлять из себя ничего. А уж кто как научиться – это зависит от респондента. Если ты пишешь стихи, но уверен, что ничего кроме Пушкина и Есенина не было, то учись ты в Лите, не учись, толку никакого нет. А если ты можешь и хочешь узнавать новое – ты можешь это делать в любом ВУЗЕ, хоть в РГГУ, хоть в Лите, хоть в Кембридже, хоть в Пензенском Педуниверситете (сорри, жители Пензы, смайл).

Литературный мир иногда рассматривают как социальный зоопарк. Время от времени этот микрокосм трясет, лихорадит, происходят бурные обсуждения, едва ли не словесная война, чтобы выяснить «чья правда сильнее». Оппонентами являются, условно говоря, «модернисты» и «традиционалисты». Ты на чьей стороне? (Ответ «я – за правду» не принимается, потому что сколько творцов – столько истин)

Я сам являюсь участником и иногда даже инициатором литературных скандалов. Они, на мой взгляд, делятся на две разновидности. Первый тип скандала, это неприятие какой-то частью литературного сообщества какого-либо текста одного из участников другой части сообщества (группы, тусовки etc). То есть, «верлибром пишут только те кто рифмовать не умеют» и т.д. В данном случае я вообще не задумываюсь и встаю на «защиту» автора, чей текст мне близок и интересен. Так было в случае с огульной критикой стихов Сенькова, Родионова, Пуханова, много кого еще.
Другой вариант – социокультурный. Нередко в мир современной поэзии вмешиваются силы, не имеющие к ней отношения, и уж точно не понимающие, что это такое. СМИ, власть, мало ли кто еще. И в данном случае естественно встаешь на сторону литератора, сне зависимости от того, близок ли он тебе эстетически, товарищ ли он тебе.
Если говорить о спорах модернистов и традиционалистов (весьма условное деление, к слову), то мне интересны и те и другие, при наличии таланта, разумеется. Т.е. достаточно классичный Игорь Белов из Калининграда и «модернист» Павел Настин из этого же города одинаково мне близки и интересны. Хотя контрольный процент (51) акций все же у тех, кого ты зовешь модернистами.

В последнее время ты все чаще отождествляешь себя с кругом молодых вологодских поэтов. В знак благодарности родному краю? Или здесь следует искать некие глубокие метафизические пересечения с указанными авторами?

Надо тут уточнить. Во-первых, я родился не в Вологде, а в Сибири. Во-вторых, не помню чтобы я с кем-то публично себя отождествлял. В третьих, не уверен, что в Вологде есть круг авторов. Есть Ната Сучкова, давно живущая в Москве и мной нежно любимая. Но мы с ней начинали вместе, она даже чуть раньше. Есть Женя Малиновская, сокуратор фестиваля М-8, я ее стихи оценил сразу, хотя они очень отличаются от моих. Есть очень интересная Наталья Боева, с которой я познакомился только на нашем фестивале... В принципе, интонационно меня с ними ничто не объединяет... Собственно, даже переклички в текстах найти сложно. Говорить о круге или школе нет смысла, нет круга или школы.
Вообще, меня с точки зрения литературной Вологды как будто и не существует. Ну, так, раз в год на два дня. Существует своя иерархия, которой уютно без меня вполне. Да и мне, если честно, занимать в ней какое-то место не с руки. Я своим местом вполне доволен.

Насколько уместно, по-твоему, сравнивать литературный процесс, скажем, с шоу-бизнесом. Я говорю о технологиях. Например: и тут и там важна реклама или пиар – чтобы народ знал своих героев. А что можно сказать о корпоративной этике – существует ли она в литературных кругах? И еще – можно ли прожить, занимаясь только промоушеном литературных мероприятий?

Отчасти, наверное, да, технологически это достаточно близко. Но тут есть определенная разница. На выходе в шоу-бизнесе некий продукт, приносящий прибыль. Литпроцесс – это немного другое. Что – сложно объяснить. От «побухать с хорошими людьми» до попыток понять какими именно путями движется литература, и куда эти пути ее приведут.
Корпоративная этика это любопытно. Что это получается, любой человек может назвать себя поэтом, писателем (благо институт союзов писателей отмер благополучно) и я должен автоматически принимать в отношении него ряд правил и установок – с чего ради? О корпоративной этике можно говорить по отношению к цеху, к корпорации. Учитывая нерегламентированность литературной среды, каждый выбирает для себя кого считать своими коллегами. Если говорить у кураторстве, моими коллегами являются Настин, Прощин, Чепелев, Суховей, Кузьмин, Цветков, некоторые другие. По отношению к ним корпоративная этика безусловно присутствует, это и консультации по поводу программ и фестивалей, и совместные программы, и поддержка друг друга в проектах и дискуссиях.
Самый простой вопрос, самый простой ответ – я живу, по большому счету, только за счет литературного промоушена. Живу в одном из самых дорогих городов мира. Значит, можно.

Что меня всегда удивляло в твоих стихах – их мягкая и теплая атмосфера. Уютные они какие-то, релаксивные. И совсем не вяжутся с твоим образом вездесущего организатора. Как это возможно? Откуда берутся такие добрые стихи? Ты находишь их в повседневной жизни или это спокойствие присутствует в тебе постоянно?

Это вопрос очень хитрый, мне понимание этой вещи сложно так вербализовать... Ну, то есть я понимаю, откуда такой дуализм, а выразить непросто. Но попробую.
Скорее всего, это просто закон сохранения энергии, если мне не хватает в жизни именно такой эмоции (со стороны окружающих, в своей душе) то каким-то образом ее недостаток необходимо компенсировать. В принципе, это мое отражение, отражение таким, каким я сам хотел бы себя видеть.
Вот еще вариант – очень часто стихи пишутся с похмелья, а человек в таком состоянии невозгордившийся совершенно и очень добрый, печальный и светлый.
Наконец, может быть, это поиски того рая, из которого изгнан в мир, мир достаточно жесткий и местами неприятный. Попытки конструировать то состояние, в котором тебе комфортно и легко.
Ну а то, что я «вездесущий организатор», так то, скорее, темперамент... разделить эти вещи у меня никак не получается.

Зачем тебе вообще нужна была «Культурная инициатива»? Было бы больше времени для собственного творчества.

«Культурная инициатива» не отнимает время у стихов, как, впрочем, и они у «Культурной Инициативы». Скорее – одно дополняет другое. Можно, конечно все упростить и сказать что это просто способ зарабатывать деньги. Вот поэт Сен-Сеньков – доктор, поэт Нугатов – переводчик, поэт Фанайлова – журналист. Литератор Файзов – культуртрегер, ну, бывает, профессия такая, редкая весьма.
Но, по сути – «Культурная инициатива» - это стиль жизни. Зачем мне она? Просто в определенный момент и я, и мой коллега Юрий Цветков поняли, что это именно то, что нам более всего сейчас, в данный момент, интересно. И все оформилось именно так, как сейчас все привыкли.

В своей поэзии ты обращаешься как к регулярному стиху, так и к верлибру. К чему душа лежит больше, какая форма победит?

Мне интереснее всего полиметрия, кажется, здесь есть еще немало возможностей. Чистый верлибр, это не очень мое, были несколько текстов, но это скорее эксперименты. Но если с годами процент верлибров среди моих текстов станет выше – удивляться этому не буду.

Ты прочитал на бумаге и прослушал вживую множество авторов. Бывает, когда впечатление от восприятия на слух не совпадает с впечатлением, полученным от прочтения текста глазами. Мне, как человеку не имеющему возможности посещать московские литературные салоны и фестивали, хотелось бы узнать имена современных русских поэтов, у которых глубокое внутренние содержание текстов подкрепляется убедительной харизматической декламацией.

Таких авторов немало, это и Валерий Нугатов, и Федор Сваровский, и Дина Гатина, и Анна Русс, и Данила Давыдов, и Андрей Родионов, и Аркадий Штыпель... Естественно, кого-то я мог упустить – любое перечисление фамилий таит в себе такую опасность, поэтому заранее прошу прощения у тех авторов, которых не вспомнил в условиях жесткого дедлайна :)

Выше я спросил тебя – для чего тебе понадобилась «Культурная инициатива». И теперь, в финале нашей беседы, хотелось бы задать еще один подобный вопрос. Для чего вообще писать стихи? Чтобы войти в пантеон великих? Какую цель может преследовать стихотворец? В конце концов, водку пьют не только поэты.

По сути, выше я ответил на твой вопрос. Про рай там потерянный и добро в стихах. Мне кажется, не самая маленькая причина, достаточная вполне.


***
земля любила больше женщин и мужчин
земля любила видимых причин
одно непрекращавшееся свойство.
так пенье птиц возьмет и вырвет беспокойство
из глаз твоих из под бровей из под ресниц
из под ресниц морщин из под бровей морщин

раскрой свой зонт свои глаза свои очки
в земле копаясь не до сантиментов
учи язык болтай на эсперанто
все мысли вслух прочти прочти прочти

в те рубежи где нет земли и неба
уставь свой взор лови сияние и плачь
и не моли тем более не требуй
в промозглый день демисезонный плащ





Copyright © tvz 2003-2007