ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный журнал литературы, искусства и жизни
Выходит во второй понедельник месяца


1/2008 (41) (14.01.2008, Тарту)


ЯНИС ГРАНТС


ОСЯ

Ося подворовывал
Хлебец. Осю били.
Осю бить – за счастье:
Ося как мешок.

Ося был без норова.
Осю не любили.
«Ося! Хочу страсти:
Расскажи стишок!»

Не Гомером грезил он.
Клянчил, как приблудный,
Корку хлеба чёрного,
Да куда уж там…

Гадина – поэзия,
Мачеха паскудная,
Где теперь некормленый
Ося Мандельштам?

ТРИ СТИХОТВОРЕНИЯ

карлик.

карлик кашляет, как Чехов,
карлик ходит, как по Ялте,
по моей шестой палате,
под плафоном, как под солнцем.

слизь отхаркивая с кровью,
слизь отхаркивая в марлю,
наклонившись к изголовью,
убаюкивает карлик:
«спи-поспи…»
уснул. а карлик
рвёт из Чехова страницы,
за корабликом кораблик
выплывает из больницы.

шпиц уплыл. его хозяйка.
опустела лужа порта.
и лежит.
убита.
чайка.
на линолеуме стёртом.

где и когда.

где и когда в чёрных потоках реки
рыбы тревожно уснут,
где и когда спящие рыбы в силки
все до одной попадут,
где и когда все, как один, рыбаки
виски в стаканы нальют –
там и тогда дном проплывут башмаки,
в юбке чулки проплывут.
это Вирджиния Вульф.

горбы.*

пылятся книги вверх горбами.
лежу недвижно на диване
глазами кверху – в потолок,
горбом – в подушку. а у ног
пылятся книги вверх горбами.
а дальше книг – в оконной раме –
с бронёй бодается оса,
а дальше – через полчаса –
лежит, бедняжка, вверх ногами.

а дальше – небо с облаками.
а ниже – город под дождём,
я здесь давным-давно рождён
за просто так, не по заслугам.

лежу на лежбище упругом,
как горбовщик своей судьбы.
вокруг – горбы, горбы, горбы.

* «…книги, книги вверх горбом…». Строчка из стихотворения Марианны Гейде «Солнце в облаке круглеет…»


ВИНО-ВОДКА

ледяные надолбы
на ступенях винного.
и зайти бы надо бы.
и пройти бы мимо мне.

а зайти бы надо бы,
потому как в трезвости –
никакой мне надобы,
никакой полезности.

а уйти бы надо бы,
потому как надолбы,
повстречавшись с рёбрами,
не бывают добрыми.


ПЬЮ

я или пью, или не пью

но когда случается компания, то пью

и вот уже компания ушла, а я всё пью

и вот уже другая компания пришла, а я всё пью

и с этой компанией – тоже пью

получается, что моя формула «пью или не пью» - сплошной вымысел, потому что я всегда пью

но иногда так получается, что одна компания уходит, а другая – не приходит, а я пью, но надолго меня не хватает, потому что заканчивается то, что я пью, а на другое, ну, то, что я мог бы выпить, уже нет денег, и – получается – что я не пью

и – стало быть – моя формула «пью или не пью» правдива и исторически применима

с этой мыслью я пошёл открывать дверь, и открыл, и впустил поэта Арешина, с которым мы тут же вылакали две бутылки водки, и сейчас поэт Арешин спит, а я пишу эти стихи и, конечно, пью


РОЗЫСК

объявите в розыск женщину репродуктивного возраста женщину репродуктивного возраста женщинурепродуктивноговозрастаженщинурепродук

стоп что вы как заведённый назовите фамилию имя отчество адрес обстоятельства приметы

фамилию имя отчество адрес обстоятельства не помню а по приметам она женщина репродуктивного возраста женщина репродуктивного возраста женщ

стоп вы в себе вы её родственник

вам бы всё стоп вам бы всё вы в себе вам бы всё вы её родственник а я её мужчина репродуктивного возраста мужчина ре

полёт над гнездом кукушки твою мать сказала проститутка из камеры предварительного заключения


НАСЛЕДИЕ

блуждая в кромешной тьме по малоизученной квартире, я сломал палец У левой ноги:
споткнулся о десятикилограммовое наследие поэта Айги.
так и познакомились я и Твой любимый поэт.
Твой любимый поэт уже некоторое время, как того, а у меня для того и причин-то, кажется, нет.
когда (вследствие боли) перед глазами запрыгали звёзды, кое-что мгновенно открылось мне наперёд:
всё будет так, как в конечном итоге и произойдёт:
порвём театрально, сдымлю полпачки, исчезну впотьмах.
возможно, мы будем здороваться на поэтических вечерах.
палец срастётся криво У моей левой ноги.
и это будет самым ярким воспоминанием о Тебе и самым неизгладимым впечатлением от наследия поэта Айги.


СЕМЬ. ПЯТЬ. ТРИ.

семь.

папиросу затушила.
и зашторила окно.
я решила. я решила.
всё решила. решено.

пять.

со стола убрать бумаги.
застелить свою постель.

не увидеть больше Праги.
не приехать в Коктебель.

три.

я оставлю. я покину.
пусть не плачут. плачут пусть.
я решила.
я Марина.
я повешусь.
я спасусь.


БАБЫ СТИРАЛИ

бабы в проточной воде да хозяйственным мылом
тряпки стирали. и эта стирала. и – выла.

бабы – давно, а она – лишь с утра – похоронку.
муж – написали – геройски.

и бегал по кромке
берега голый, глазастый, счастливый сынишка.
бабы стирали.
был май.
и по радио: гитлеру – крышка.


ПОХМЕЛЬЕ

утро (династия)
я дочь канатоходки и метателя
ножей в канатоходку и в меня.
ещё есть брат. ровесник. сверхстарательный.
он дрессирует птиц. он невменя-
ем. он не говорит по-человечьи.
чирикает на ихнем языке.
рот вечно в перьях. в белых пятнах плечи.
и голубь на макушке, и в руке.

храни нас бог. особенно – метателя:
раз в руку, в ногу – раз, и то – не в кость.
храни за то, что он необязательный:
два дня в неделю спит со мною врозь.

день (родной)
небо, говорит, было наклонено.
я, говорит, такое видывал только в концептуальном кино.
небо, говорит, сливало себя самого.
на меня, говорит, сливало на самого.
я, говорит, до трусов…
я, говорит, до денег в кармане…
помолчал. и опять:
небо, говорит, было наклонено.
я, говорит, такого не видывал даже в концептуальном кино.
небо, говорит, сливало себя самого.
на меня, говорит, самого.
я, говорит, промок до трусов.
я, говорит, всё ещё не просох.

а зачем, говорю, ты тогда поплёлся под дождь.
ты, говорит, сухарь, поэтому вряд ли поймёшь.
кто ж, говорит, его похоронит, кроме меня.
я ж, говорит, его со щенков до вчерашнего дня.
он, говорит, двенадцать лет, как со мной.
он, говорит, мне родной-родной.
замолчал.
помрачнел.
да какой, говорит, он мне родной…
он, говорит, просто часть меня.
я ж, говорит, его со щенков до вчерашнего дня.
замолчал.
потом собрался было, а не говорит.
заплакал.
болит?
не отпуская, болит.

вечер (корабль)
идёт верблюд по пустыне.
идёт верблюд по Сахаре.
а на лице бедуина –
только полоска лица.
и – раскалённый – стынет;
и – неподвижный – жарит
воздух морской-пустынный
опытного пловца.

корабль. капитан с полоской
лица вместо лица.

ночь (музыкальное образование)
мама отвела меня за ручку к репетиторше (правда);
на виолончель (неправда);
на скрипку (неправда);
репетиторша сделала из меня мужчину (неправда);
я сделал из репетиторши женщину (правда);
как-так! семилетний пацан? (раскусили, неправда);
маму я больше не видел, она сбежала (правда);
с английским лордом (неправда);
со швейцарским сыроваром (неправда);
с цирком-шапито (правда);
бабушка назвала меня за глаза подарочек чтоб он сдох (правда);
меня хватило на три занятия с репетиторшей (неправда);
на два (правда);
жаль, очень-очень-очень талантливый мальчик (неправда);
конечно, что-то из него можно было бы состряпать, но - пальцы, слишком уж грубые пальцы (правда),
а сейчас начинается самое интересное (неправда);
конец (правда).







Copyright © tvz 2003-2007