ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный журнал литературы, искусства и жизни
Выходит во второй понедельник месяца


1/2008 (41) (14.01.2008, Тарту)



ДМИТРИЙ МАШАРЫГИН


Родился в 1986 году в городе Озёрск Челябинской области. Публиковался в журналах «Урал», «Транзит-Урал», «Крещатик», «"Новая Юность», на сайте «Зона несоответствия: библиотека современной уральской литературы». Автор поэтического сборника "Неотправленные письма Гоголя" /2007/. Лауреат 1-го фестиваля нестоличной поэзии им. Виктора Толокнова /2006/. Лонг-листер литературной премии "ЛитератуРРентген". Проживает в г. Озёрск. Участник поэтического семинара «Северная зона»


***
Окунись в мой зрачок, в родовую графу
лиц, гнездящихся там, что плотва на плову,
лёгким дымом, впитавшимся в скарб (смерть вещей,
застающих себя в пустой комнате, чьей
пыли я обязан собой, как реторте –
обозлённый гомункул)...

***
Потому что земля огибает тебя, и глаголы
раздвигают, как воздух сквозь клапаны, трещины губ
и проходят, как медь вертикальную, в глубь, под скорлупку ABOVO,
и выходят на ощупь пером из конечности труб.
Дальше движутся морем, сливаемым горизонтально
в чашки частных глазниц, ушных раковок – долго, как ртуть:
что моллюски – на дне переплётов (при странствии дальнем),
что земля, что не в силе лежачего в ней обогнуть.

***
Флюорография ветра,
тяга бесполых ветвей
свыкнуться с осени медью
в пяльцах есенинских швей;
устные жёлтые стяги
кругом, покровом – бог весть –
сколько наткали здесь Парки,
сколько ещё сплетут днесь.

***
Покой и прибранность в вещах;
окно заклеено до срока;
возможно, это детский страх.
А чаще, – старости молока.
Такой зимы не увидать
за окнами, и он всё смотрит
как 1-2-3-4-5
за -20 – на термометр –
такой большой, такой седой,
как подоконник педантичный
снег отбивает с часовой
назойливостью. И тряпичный
не то ли снег, не то ли страх,
не то ли простынь или хуже:
разброд и антитик в вещах
сползается в окольный ужас.
Какой ты всё-таки чудак,
какой ты к чёрту одинокий.
Всё это, видишь ли, стояк
с в не время сдёрнутой молокой.

***
Это длинное лето запомнится нам;
как кололись о шишки ступнями; как там,
где лежали, забыли о долгом костре,
земля вспыхнула; как, расширяясь в ведре,
река воду толкала в траву – и шёл пар,
от земли отрываясь; как щуплый пожар
рассекал пустоту и смотрел на восток,
чтобы солнце согреть… как промокла, промок
ты в языческих ливнях степных шабашей,
я – в движенье меж рек и костров, и костей –
под бурьяном чуть слипшихся; кости славян –
перемолотые в обращённый бурьян.

***
Вслушайся в сей сосновый ветер, траву, урал,
море, кривое море, темно-зеленый вал
гор, между ними тягу древних гадюк, ужей –
нежности их корявой – в силу ветвей, корней

или дождя (сплошная
готика этих мест –
гулкая мостовая
скал, обращенных в лес).





Copyright © tvz 2003-2007