ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный еженедельник литературы, искусства и жизни
Выходит по понедельникам


31/2007 (22.10.2007, Тарту)

_______________________________________

«Геркулес» нр.31, колонка П.И.Филимонова
_______________________________________


Homo ludens

Жизнь человеческая делится на две неравные части. Первую составляют неинтересная работа, добывание хлеба насущного и всяческие в этом контексте компромиссы с собственной совестью (каждодневно сдерживаться, чтобы не высказать работодателям всё, что ты о них думаешь, крайне нелегко), словом, разнообразные малопривлекательные и не красящие человека занятия. Часть же вторая – это та часть, где можно увидеть индивида per se, таким, какой он есть на самом деле, без масок и ограничивающих кредитных обязательств. В просторечии эта вторая часть называется досугом, но, если вглядеться в него пристально и рассмотреть с пристрастием, то мы увидим, что лучшие минуты досуга связаны у человека с играми. И игрушками. Процесс появления в нашей жизни новых игрушек влечёт к поведению новых занятий, которые, в свою очередь ведут к осознанию необходимости усовершенствования существующих игрушек – с последующим усложением зависящих от них игр – по кругу.

Рассматривая вопрос однобоко, каждый скажет, что игрушки – неотъемлемая принадлежность нашего детства, и, с его прохождением, неизбежно стушёвываются и отходят на задний план, уступая место так называемой взрослой жизни с её прибабахами и кутерьмой. Во-первых, это не так. И во-вторых, это опять-таки не так. Игрушки просто трансформируются, видоизменяются и мимикрируют под что-то более квазипсевдосерьёзное, чем не стыдно заниматься «взрослому человеку». Существование которого лично у меня вызывает определённые вопросы. Причём тенденция, заложенная в детстве, остаётся на всю жизнь, и мимикрия игрушек настолько прозрачна, что смотреть на всё это со стороны трогательно и умилительно. Девочки, как играли в куклы в своём беззаботном детстве, так и продолжают это делать всю сознательную жизнь. Просто куклы становятся всё более изощёрённых и сложных конструкций, модели «для детей от трёх лет» с закрывающимися глазами и встроенным динамиком, произносящим «мама», сменяются постепенно на гораздо более сложносконструированные модели, которые надо кормить грудью, одевать, периодически вакцинировать и отправлять в школу по достижении ими эксплуатационного срока в семь лет. Где их как-то по-особенному апдейтят, после чего несчастной девочке приходится делать со своей куклой уроки, ходить к ней на родительское собрание и регулярно (ср. с тамагочи) давать карманные деньги, иначе кукла начнёт орать во всю силу своих динамиков – и мало не покажется. Потом девочки стареют, немного утрачивают навыки игры, и, чтобы они не теряли квалификации, их куклы зачастую снабжают их новыми куклами, с которыми они могут повторить весь процесс игры с начала.

У мальчиков всё не сказать, что сложнее (игры девочек в этом смысле основательнее), а разнообразнее. Машинки детских лет вырастают до катастрофических размеров, но остаются машинками. А кроме них появляются разные другие игрушки – телефоны, двд-проигрыватели, компьютеры, дома. Мальчики любят технические игрушки. И конструкторы.

Есть ещё универсальные игры-игрушки, пристрастие к которым не слишком зависит от пола играющего. И мальчики, и девочки любят играть в магазин или в разнообразные подобия «Монополии» с её красивыми цветными бумажками. Промежуточным победителем в этой не имеющей конца игре признаётся тот, кто накопил бумажек больше относительно других играющих. Но, поскольку игра бесконечна, то рано или поздно приходит мальчик Казимир из соседнего двора, который на играх в бумажки собаку съел, и быстренько обыгрывает местного типа-профи. Некоторые дети из простых болгарских и кабардинских семей обходятся подручными средствами, берут в руки пластмассовую палочку, представляя, что это микрофон, смотрят на себя в зеркало и играют в популярных певцов. Другие играют в литературу, обходясь уж вовсе примитивными бумажками и ручками (особенно ленивые дети используют вместо ручек компьютеры).

Игрушек у людей существует неисчислимое количество. И только в игре человек единственно по-настоящему и живёт. Просто у каждого эти игрушки свои. Мне, как закоренелому традиционалисту, конечно, приятнее всего наблюдать за детьми, сохранившими верность старым добрым погремушкам или плюшевым мишкам. Хотя они и являются стремящейся к нулю величиной. И мишки, в смысле, и дети, которые в них играют. Компьютерные мальчики и девочки не вызывают у меня энтузиазма – скорее всего потому, что в них я чувствую некую стержнеобразующую силу, которая, в конечном итоге, победит. А победителей я как-то не очень люблю.

Как уже было сказано, впрочем, жизнь движется по кругу и от навороченных технических игрушек мальчики и девочки всё равно неизбежно возвращаются к простым деревянным кубикам. Точнее, параллелепипедам.





Copyright © tvz 2003-2007