ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный еженедельник литературы, искусства и жизни
Выходит по понедельникам


15/2007 (23.04.2007, Тарту)

_______________________________________

«Геркулес» нр.15, колонка П.И.Филимонова
_______________________________________


В поисках утраченной безмятежности

Значительную часть своей жизни я прожил безмятежно. Меня не заботил завтрашний день, принцип carpe diem был основополагющим принципом, который вёл меня вперёд и болтал по воле волн разнообразных житейских морей. Потом что-то произошло, что-то щёлкнуло в моём юном организме, и это чувство безмятежности пропало. Настали какие-то непонятные заботы, поиски, душевные, не побоюсь этого слова, метания – и прочая лабуда. Возможно, это возрастное, но с тех пор я мучительно пытаюсь вернуть это чувство, это ощущение невыносимой лёгкости бытия, о котором писал один словак и позже пел единственный и неповторимый русский народный панк (потому что, кто бы что ни говорил, но в истории русской культуры не было, и, пожалуй, уже не будет, других панков – как-то не в традиции это).

Иногда мне удаётся вернуть это ощущение. Ненадолго, иллюзорно, не по-настоящему. И то, даже не само ощущение, а его, как сказал бы один древний грек, тень на стене пещеры. Происходит это в путешествиях. Притом, не в самих путешествиях. Как я уже писал на прошлой, кажется, неделе, и раньше, много раньше, моменты счастия не фиксируются мозгом. Фиксируются позднейшие воспоминания о них. Временем и причудливой памятью выпариваются все шлаки, всё лишнее, и остаётся ощущение кристаллического незамутнённого счастья или – в данном контексте – безмятежности. Под сенью, так сказать, девушек в цвету, если продолжать метафору.

Нет такого человека, который не любил бы путешествовать. Некоторые любят открывать новые места, новые впечталения, в стремлении ускользнуть от рутины и убийственной монотонности повседневной жизни. Другие любят возвращаться в известные, уже знакомые места – где им было хорошо. Я возвращаюсь туда, где мне было не хорошо, нет, а безмятежно. Где я наслаждался воздухом, моментом, секундами, ощущением себя на этом месте в это время. Собственным существованием. Именно это для меня и является гением места, о котором так много твердят большевики и обиженные жизнью поэты бродского толка.

Это может быть марокканский ресторанчик в Бейсуотере, или давно закрытый диско-бар «Мелодия» на бульваре Райниса, если я ничего не путаю, или Новая Голландия, или Александровский сад (не путать с сериалом, это там один мёртвый еврей наблюдал, задолго до меня, за плывущим корабликом, я же там был в другое время года и при сосвем других обстоятельствах). Или лужайка между Балтийским и Варшавским вокзалами (год 1992, белые джинсы, водка, заедаемая ирисками). Или заброшенная телефонная будка (помните такие, серо-красные, советского образца?) в некогда курортном Клоога-Ранде. Словом, в этих местах опять же что-то в моём молодом организме щёлкает – и рождается внутри то ли музыка, то ли какое-то иное ощущение не зря проживаемой жизни.

В таких местах я живу, я дышу, я ощущаю. В других – как-то не получается. Не резонирую я с другими местами, видимо. И в такие места всё время пытаюсь вернуться. Но никогда не получается, что совершенно логично. Потому что то ли вода протекла, то ли со мной что-то случилось, но повторного проникновения в реку никак не суждено. И правильно, наверное. Если бы всё было так просто повторить, отмотать назад и ещё раз повторить – в конечном итоге эти места (и многие другие, у меня их достаточно) потеряли бы своё очарование, замылились бы, как и всё остальное. Самые прекрасные женщины всегда проходят мимо, чуть покачивая бёдрами. Самые умные книги стоят на чужих полках, нераскрываемые нами. Самая чудная музыка – та, которую мы не слышали. Узнавание убивает очарование. Возвращение убивает воспоминание. Не возвращайтесь в те места, где вам было хорошо, не повторяйте моих ошибок. Счастье и безмятежность в одном месте бывают только один раз. Поэтому чертовски права народная мудрость – совсем хорошо там, где нас нет, а лучше там, где никогда нас не было и не предвидится. Гудбай, Америка, о.





Copyright © tvz 2003-2007