ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный еженедельник литературы, искусства и жизни
Выходит по понедельникам


12/2007 (02.04.2007, Тарту)

______________________________________________________________________

Из истории русской литературы Эстонии, рубрика профессора Исакова, Ч.11
______________________________________________________________________


Русская литература Эстонии времен Первой Республики: итоги

В Эстонии, помимо сравнительно широко известного в русском зарубежье Игоря Северянина, работали и другие интересные авторы, как поэты, так и прозаики. Особенно примечательно появление на литературной арене в конце 1920-х - начале 1930-х гг. большой группы талантливых молодых авторов, прежде всего поэтов. В высшей степени показательно, что именно из их числа выросло несколько выдающихся представителей русской зарубежной литературы послевоенного периода, тех, кто после Второй мировой войны оказался в новой эмиграции на Западе, в США (Ю.П.Иваск, Б.А.Нарциссов и др.).

Русские авторы, жившие и работавшие в Эстонии в 1920-1930-е гг., были мало известны в других странах русского рассеяния и вовсе неизвестны в Советском Союзе. Нельзя, однако, не отметить, что наиболее проницательные писатели-эмигранты понимали значение, важность литературной «периферии» русского зарубежья, к которой относилось и творчество русских авторов из Эстонии. В рецензии на восьмой сборник «Нови» и на № 1 и 2 шанхайских «Врат» М.Осоргин писал в «Современных записках»: «По-видимому, там (на периферии русского зарубежья - С.И.) литературу по-настоящему любят и за нее болеют <...>, чего здесь (в Париже - С.И.) мало видно. И потому становится странным, что глаза «окраинных» с тоской и надеждой обращены к центрам, - как будто «слово» придет отсюда! Отсюда идет критика, часто холодная и небрежная, которой там придается слишком много значения; но если приходится чего-нибудь ждать, то нам кажется более правильным ждать именно оттуда, ждать с «окраин». Чем больше приходится читать тамошние журналы (М.Осоргин называл журналом и «Новь» - С.И.), тем больше крепчает в нас эта уверенность...» (70).

К сожалению, в самой Эстонии русская литература к концу II мировой войны практически прекратила свое существование: часть писателей погибла в сталинских тюрьмах и лагерях, некоторые - в немецких застенках, часть уехала на Запад, отдельные авторы умерли естественной смертью или их следы затерялись. В результате от довоенного «состава» писателей остались считанные единицы (И.Борман, Л.Акс), но и они или совершенно отошли от литературы или были вытеснены из нее. Потери в результате сталинских репрессий и войны среди русской интеллигенции Эстонии, среди той прослойки, которая прежде всего питает литературу, были столь велики, что в первые послевоенные годы на литературную арену не вступает и молодое поколение писателей. Да и тогдашняя духовная атмосфера не содействовала этому.

Поначалу в русской литературной жизни Советской Эстонии воцарилась почти полная пустота. Затем усилиями приезжих из других советских республик начинает создаваться новая литература. Она формировалась вне какой-либо связи со старой литературой, с литературными традициями 1920-1930-х гг., которые были объявлены враждебными коммунистической идеологии и новой власти. Все книги русских авторов и периодические издания на русском языке 1918-1940 гг. в библиотеках были уничтожены или убраны в спецхран и стали практически недоступными читателям. Полностью прервалась связь поколений в литературе, преемственность традиций; это и поныне отрицательно сказывается на развитии русской литературы в Эстонии (71).


__________________

70. Современные записки. 1936. Т. LX. С. 466
71. См. об этом: Исаков, Сергей. Конец одной литературы. Русская литература Эстонии и события 1939-1945 годов. - Радуга. 1998. № 1. С. 85-97.


Публикуется с любезного разрешения автора по книге «Русское национальное меньшинство в Эстонской Республике (1918-1940)» / Тарту: Крипта, 2000.





Copyright © tvz 2003-2007