ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный еженедельник литературы, искусства и жизни
Выходит по понедельникам


10/2007 (19.03.2007, Тарту)

______________________________________________________________________

Из истории русской литературы Эстонии, рубрика профессора Исакова, Ч.9
______________________________________________________________________



Ревельский цех поэтов

В Ревельский цех поэтов входил Юрий Павлович Иваск (1907-1986), позднее один из лучших поэтов и эссеистов в русском зарубежье послевоенной - после Второй мировой войны - поры.

Ю.Иваск родился в Москве в смешанной эстонско-немецко-русской семье. В 1920 г. семья Ивасков оптировалась в Эстонию, будущий писатель учился сначала в Тартуской, а затем в Таллиннской русской гимназии. В 1926-1932 гг. он занимался на юридическом факультете Тартуского университета. Проживал фактически в Таллинне, за участие в кружке по изучению СССР был выслан в Печоры, где работал служащим в налоговом ведомстве, одновременно был членом кружка местных русских авторов. В 1944 г. Ю.Иваск оказался в Германии, с 1949 г. жил в США, преподавал русскую литературу в ряде американских университетов, много печатался.

Литературную деятельность Ю.Иваск начал весьма рано, еще гимназистом. В 1930 г. редактировал журнал «Русский магазин», публиковался в сборниках «Новь», на страницах которых выступал не только со стихами, но и с прозой, с рецензиями и литературоведческими статьями, среди которых выделяются работы о А.Белом и в особенности о М.Цветаевой (в 6-ом выпуске «Нови»), с нею Ю.Иваск находился в переписке. Он изредка печатался и в зарубежных русских изданиях: в бердяевском «Пути», «Числах», «Новом граде», «Современных записках». В 1938 г. Ю.Иваск посетил Париж и встречался с Г.Адамовичем, Г.Ивановым, З.Гиппиус, Д.Мережковским, конечно, с М.Цветаевой и с другими.

В том же 1938 году в Варшаве вышел первый небольшой сборник стихов Ю.Иваска «Северный берег», доброжелательно встреченный ведущими критиками русского зарубежья (54). Уже в этом сборнике стали заметны некоторые особенности поэзии Ю.Иваска, которые в полной мере проявились в его книгах послевоенной поры - 1950-х - 1980-х гг. и которые сразу же выделили его среди других поэтов русского зарубежья. П.Бицилли отметил «философическую» направленность» стихов сборника, которую он возводил к поэзии Е.А.Баратынского: «Те же «гамлетовские» вопросы о смысле жизни и смерти, о значении и правах разума, та же тоска о каком-то «разрешении всех загадок», о том, что могло бы примирить сознание с действительностью» (55). Критик отметил и «классическую тяжеловесность» стихов Ю.Иваска, его любовь к «упражнениям в словесной магии», увлечение звукописью, пристрастие к архаизмам, как и то, что образы своих стихов поэт черпал не столько из реальной жизни, сколько из литературы, из творчества предшественников.

В первые ряды зарубежной русской поэзии Ю.Иваск выдвинулся уже в послевоенные годы. Поэзия Ю.Иваска - своеобразнейшее явление в зарубежной русской литературе. Ее характеризует интерес к вечным проблемам бытия человеческого, к духовным переживаниям личности в сочетании с архаическим стилем, со словесной игрой, с необароккальной образностью. Ю.Иваск в своих позднейших стихах не забывал Эстонии, как и Б.Нарциссов, написал своеобразный гимн эстонскому языку в стихотворении «Эстонская речь» (в сборнике «Золушка», 1970).

Карл Карлович Гершельман (1899-1951) был не только писателем, но и даровитым художником. Он родился в семье военного медика, происходившего из известного прибалтийско-немецкого рода, был офицером-артиллеристом, воевал на фронтах I мировой и гражданской войны, с 1922 г. поселился в Таллинне, работал чертежником-графиком в Министерстве земледелия. К.Гершельман участвовал в деятельности Ныммеского литературного объединения, Ревельского цеха поэтов, в 1930-е гг. был членом правления таллиннского Литературного кружка. В 1940 г. уехал в Германию.

Печатался К.Гершельман мало, но то, что появилось в печати, в высшей степени своеобразно. В его лирике тоже преобладают стихи философского характера, причем поэта, как и Ю.Иваска, интересуют экзистенциальные проблемы сущности человека, смерти и бессмертия. Как справедливо заметил еще В.Варшавский, «основная интуиция Гершельмана это не вера в будущую, после смерти, вечную жизнь, а ощущение пребывания в вечной жизни уже сейчас, как в каком-то особом измерении данной нам действительности» (56):

Мы к этому дому, к своей колыбели,
И к этому миру привыкнуть успели.
Но было - ведь было! - совсем по-иному:
Ни этого мира, ни этого дома.

И было чернее, но проще и шире
В том странно-забытом дожизненном мире.
Припомнить! Проникнуть! В безвестность - за краем.
А, впрочем, вернемся. Вернемся - узнаем.

«Думы» (57).


К.Гершельман выступал и как прозаик. Ему принадлежат любопытные фантастические рассказы о подземном царстве мертвых («Арт-Виктор», 1930), об инопланетянах и их восприятии земной цивилизации («В одном из соседних миров», 1934), о будущем, когда станут воскрешать выдающихся деятелей прошлого («Коробка вторая», 1934). Таких рассказов в русской литературе Эстонии никто больше не писал. Наконец, К.Гершельман был и автором уже упоминавшейся статьи «О современной поэзии», которой он включился в полемику о положении русской эмигрантской поэзии. «Поэзия должна выработать новую форму, обеспечивающую ей максимальную насыщенность содержания при максимальном лаконизме формы», - утверждал К.Гершельман (58).

В Ревельском цехе поэтов были представлены и поэтессы. Мета Альфредовна Роос (1904-1989), как и ее младшая сестра Е.Роос-Базилевская, была эстонкой по происхождению, но русской по культуре. Она закончила Таллиннскую консерваторию по классу фортепиано, работала учительницей музыки, сотрудничала в «Нови». В 1935 г. М.Роос вышла замуж за П.Иртеля, вместе с ним в 1939 г. уехала в Германию. Последние годы жизни М.Роос-Иртель провела в Гёттингене, писала по-немецки, сочиняла музыку для детей.

Единственный сборник стихов М.Роос «Мартовское солнце» вышел в 1936 г. Стихи М.Роос разнообразны по форме: среди них есть и образцы лирики в классическом стиле, есть и стихи, навеянные А.Ахматовой и поэзией Серебряного века, но встречаются и стилизации под народную песню, даже под городской романс. Наряду с традиционным силлабо-тоническим стихом с рифмой М.Роос использует дольник, белый стих. Характеризуя в одной из статей творчество поэтесс-эмигранток, М.Роос писала, что их «волнует и тревожит глубже всего свой маленький мир. Он - маленький, и женщина-поэт старается найти ему образы в поэтическом изложении, обретает новые, верные и счастливые слова, улавливает нежные и гармоничные краски. Природное чувство меры подскажет и композицию и нужный тон» (59). Эти слова в полной мере могут быть отнесены к поэзии самой М.Роос. В основе ее стихов - простые переживания женщины, в которых нет места ни бурным катаклизмам страсти, ни противоречий мятущейся души. Но в этой простоте выражения чувства любви или изображения картин природы есть своеобразная прелесть. В стихах М.Роос читатель находит радость общения поэтессы с природой. Явления природы обычно перекликаются с настроением лирического героя. М.Роос умеет как бы пронизывать картины природы особым настроением, определенной тональностью, перебрасывая мостик между природой и миром человеческих чувств. Впрочем, поэтессе не чужд и мир города, ей порою удается уловить его загадочную таинственность.

В Ревельский цех поэтов входила еще одна поэтесса - Ирина Константиновна Борман (1901-1985), обычно выступавшая под псевдонимом ИрБор (Ир-Бор). В ее стихах, опубликованных в журнале «Русский магазин» и в сборниках «Новь», обрисован душевный мир женщины, очень искренней, тонко чувствующей, умеющей увидеть и запечатлеть красоту природы. При всем том ИрБор - «скрытница» (стихотворение «Имя») и отнюдь не стремится «оголить» перед читателем свою душу, ее она раскрывает в скупых лаконичных образах, намеками; о многом читатель должен только догадываться.

________________________________

54. Адамович, Георгий. Литературные заметки. - Последние новости. 1938. 24 февр. № 6179. С. 3; Ходасевич, Владислав. Двадцать два. - Возрождение. 1938. 10 июня. № 4135. С. 5. См. также: Штейгер А. Ю.Иваск. «Северный берег», 1938. - Круг. Альманах. 3. 1938. С. 182-185.
55. Бицилли П. Юрий Иваск. Северный берег. Варшава, 1938. - Современные записки. 1938. Т. LXVI. С. 476.
56. Варшавский В.С. Незамеченное поколение. Нью-Йорк, 1956. С. 201.
57. Таллинский русский голос. 1932. 18 дек. № 6.
58. Гершельман К. О современной поэзии. - Новь. Сб. 6. С. 55.
59. Роос М. О женской поэзии. - Новь. Сб. 6. С. 67.


Публикуется с любезного разрешения автора по книге «Русское национальное меньшинство в Эстонской Республике (1918-1940)» / Тарту: Крипта, 2000.





Copyright © tvz 2003-2007