ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный журнал литературы, искусства и жизни
Выходит во второй понедельник месяца


1/2008 (41) (14.01.2008, Тарту)


АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН

Родился в 1972 году в г. Озёрск. Публиковался на сайтах «Зона несоответствия», «Text Only», «Топос», в журналах «Транзит-Урал», «Урал», «Уральский следопыт», «Уральская новь», «Аврора», «Крещатик», различных альманахах и антологиях. Шорт-листер премии «ЛитератуРРентген» в номинации «Фиксаж» (2005, 2006, 2007). Лауреат фестиваля «Глубина» (Челябинск, 2007). Куратор поэтического семинара «Северная зона». Проживает в г. Кыштым Челябинской области.


ПИСЬМА М. ГУСЕВОЙ

-1-
м-да, подруга, тяжко говорить
с современником
в этой талой словарной немочи

замости мне кровать
согрей
не с горей
покитайска дорога
холодная война
по стене проползает (нее, не таракан –
буковка из Розенталя
и прочий филскарабей – от Урала тошно, от москальских кровей
мда, подруга не деться – раздеться, да бухим под трамвай кыштымский

вот такие если в голом виде – дела
вынуть ножичек
попугать птичек местных
замости мне кровать чтоб ходилось
от Бо Ли до Ли Бо
пошлая игра да куды денешься если така пошла
мда, прожевал пол-чего-то-там-типа-жизни-типа-поэта
понял эта не та
мда, подруга, таки дела
замости мне кро – мости-вать
я словарно пропал – западло теперь с дураками
сракой да на одно очко
снег снег снег снег по Уралу знаешь если повторять часто
то типа того что поймаешь ритм бум говорить

бум-бум-бум
благодарности не бы-бы-бить
мда, подруга, мда

ну а ты говоришь…
арешин

-2-
хорошо быть электриком в тёмной стране
педерастов кормить своим кормом в тюрьме
за решёткой как ося себя говорить
хорошо
если жить
быть заместо кальпиди в челябе глумной
благодарным у темных каверн отношений
человеческих типа звездой но ничьей
провода пусть висят
не задетые тенью
хорошо проходить среди мёртвых друзей
хорошо не дышать и с чужим человеком
провести разговор а затем приговор
затвердить темнотой
то есть светом

-3а-
поговорить об этом стоит хотя ты знаешь
мамы бывают разные я например не знаю

то есть не то чтобы небо лопалось после оспы
я тебя понимаю но так же как маму после

поговорить об этом с бомжами здесь над пивной песочницей
знаешь ты иногда можешь сниться некой дверной пророчице
храмом гекаты станет тебе жизнь без матери
если ты меня понимаешь – то можешь к эбеновой матери

свалить к айзерам в метро в страну электричества
мама – это цирк шапито
а всё остальное
язычество

поговорить про это про позы то есть
про твой психоз таджиков а значит совесть
ты прогноз на сегодня слышала

вот и скажи николаевой лучше не быть
чем слыть тем что выжило

-3б-
как-то не грустно здесь грузно ну это да
мимо течет земля мимом речёт вода
ангел не рукокрыл козлобород в Москву
пялится там под ним как среди нас в молву
пятится в календарь чтобы кивнуть в плечо
левое аркаим и много чего ещё
здесь не чапай проплыл стреляный вдоль прошёл
после конечно вниз виски и рок-нн-ролл

после ещё муму барыня мать её
после ещё Урал путин и мордой в стол

как то не грустно но грузится долго бог
перечисляй места речи терновник сжёг

-4-
Это произойдёт, если произойдёт:
Будет бродить по свету в незнамо-каком году,
Достигнет того, что ты могла бы сказать, но вот…
Решила не говорить. Написано на роду:
На помеле моём (в каком-нибудь октябре)
Ты облетишь свой остров и устремишься в атом,
В тайны ядра. В воде не отраженье спит –
Тонкий, как лист, Лукойе смотрит, но где-то рядом
это произойдёт, то есть замкнётся в свет,
падающий в окно, где щели забиты ватой.
Это произойдёт и взглядом окрасит цвет –
сожмёшься в чужой язык, в тысячную микроватта.

Ходишь по темноте. Бормочешь весь этот мир –
Смотришь, как он начинает первый из дней творенья,
И копенгаген ещё словом твоим закрыт…
Это произойдет от твоего вдохновенья –
Если позволишь мне: проще чем я говорить,
Пить, что горит и хочет, чтобы его распили –
Это произойдёт… я стану одной из дыр
не от того, что вышел, а потому
что – просили…
-5-
всё началось невинно сказки болталки
матушка если разгонишь поезд не восстановишь

гляделки на крестики снега где воскрес карлсон
в небо скрученное в шарик над головою

всё началось невинность год сорок первый
плюшевый мишка на стуле с оторванной лапой

станция с именем стрёмным «вылезайкаприехали»
скороговоркой шифрованной и тихой сапой

смотришь на небо падает снег и новый
календарь готовишься вешать словно картину шагала

марка вспоминаешь что-то о Витебске где от крика
первого ты ещё не бывала и не дышала

всё началось и тогда он находит зренье
словно очки достаёт и трёт переносицу

чувствуешь как дыханье нам читает с воздухом трение
он смотрит в небо и рождество переносится

в места отдалённые где матушка снег Кыштым и такое прочее
где электричество стоит в оцеплении дура-дурой

матушка смотрит на темноту которую опорочили
всё началось невинно но кончилось литературой

-6-
провалены явки и адреса
пируют в них пирровые комиссары
налитые спиртом как знаешь тогда
как яблоки падали падали к падали
она говорит он горячий он спит
земля не уходит таится в углу
неспешно агу напрягает внутри
проснуться смогу но прочесть ни гугу

провалены явки но смотришь она
себя рассылает по google и yandex
себя рассыпает на праздничный стол
как сказки урала читай словно ярость
она промолчит ощущая внутри
начало поскольку концов не бывает
сестрёнка всё химия и не горит
провальное небо над нами растает

откроются двери читай читай сам
на память на голос на спор о себе
читай оправданье а адреса
оставлены нашей сибирской урле
провалено пропито стянуто в плач
и яблоки зреют и кровно налиты
и ангелы спят по своим адресам
прощённые как воскресенье

убиты

-7-
как СО2 – стихи которые мужчина пишет себе говорит
что есть адресат и он не он

это тиф

город похожий на станцию Ячишму
(если есть такая)

если нет – напишу

как СО2 – не удушье а судорога речей
хочешь сказать есть адресат

ничей

осторожно работаешь легкими разминая азот
сжимаешь его руками

ощупывая проход

наискосок все времена чужби-
на! говорит она

суди

как урок химии и гормональный всплеск
есть адресат

но не бывает мест

без переменных без страхов без жидОвских говорков
тот кто не пишет адрес

делает прыг и скок

-8-
Слепленные для одного теста –
служат здесь – по свободному выбору – мессу,
Выбирают даты-паспорта-имена-числа.
Главное – чтобы после разговора было чисто,
Нажимай delete, нажимай на это
подобие диалога. Наступит лето:
на квартире, где ты живёшь, поселится что-то
из Истории Древних Цивилизаций – будет носить Бармаглота
шкуру, говорить, как Вакула, про чечевички,
переводить сигареты в валюту, искать отмычки
от этих френдов, оставленных тобой на стенах,
говорить со своим одиночеством словно Енох.
Он будет знать-незнать-предугадывать (здесь) все сноски,
дышать как астматик-цеппелин, носить обноски
от твоих гостей из полного каталога,
сочинять то, что следующие за ним назовут эклога.

Ты же в других местах разложишь в альбомы марки,
нальёшь себе не по себе, но – старки,

вспоминая того, кто интернетом от себя по себе шёл на…
Диалог закончен – начался livejournal

-9-
Итак, как уже говорилось, начался livejournal,
одиссея нашествия Челябы в Москву, но не обратно
Невозвратная речь там, под Вяткой, кукует –
спишь, московская? Спишь. Ну и - ладно.

Я пока говорю тебе, говорю, не знаю,
что Сусанин уже привёл меня с гор не в болота – в степи.
Я – Батый, ты не спишь хотя это уже неважно
потому что речь моя, позабудь, ослепит.

На Итаке не было, и нет, никакой Итаки.
Все замки закрыты – всё чудней, только спят пароли,
сторожевые псы за нас молятся там, у не спасшей башни,
если есть молчанье – то отступление здесь не сыграет роли

Итак, как уже говорилось, мы оставляем буквы:
здесь, по пути в Москву, среди репы и мёртвой брюквы –
невозвратная речь долетает до пустоты окопной, и нет ответа,
нет Челябы и Москвы – есть тонкий свет вокруг света.





Copyright © tvz 2003-2007